ул. Жён Мироносиц, 11 т/ф +38 057 706 33 94
Пн, Ср, Чт, Пт, Сб, Вс - 10:00 - 17:40 Вт - выходной
ЭКСПОНАТ НЕДЕЛИ!
ЭКСПОНАТ НЕДЕЛИ!
ЭКСПОНАТ НЕДЕЛИ!
13 июля 2015, 10:02

В рамках проекта "ЭКСПОНАТ НЕДЕЛИ" музей презентует жемчужины коллекции, произведения известных отечественных и зарубежных мастеров. На этой неделе представляем полотно

Сурикова В.И.

"Портрет Н. Матвеевой"

Суриков Василий Иванович /1848–1916/. Исторический живописец, портретист. Родился в Красноярске, в казацкой семье. Жил в Петербурге (1869–76), с 1877 – в Москве. Учился в Петербургской Академии художеств (1869–75) у П.П. Чистякова. Классный художник 1-й степени (с 1875). В 1877–78 годах работал над монументальными композициями для храма Христа Спасителя в Москве. Систематически совершал поездки в Сибирь, на Дон, Волгу, в Крым. Посетил Германию, Францию, Италию, Австрию, Швейцарию, Испанию. Член Товарищества передвижных выставок (с 1881) и Союза русских художников. Действительный член (с 1893), академик (с 1895) Академии художеств. С 1903 – почетный член Московского общества любителей художеств. Умер в Москве.

Творчество В.И. Сурикова представляет высшую ступень развития русского искусства второй половины XIX – начала ХХ века. Присущее автору полотен-эпопей исторического жанра видение современности сквозь «призму времени» нашло воплощение и в портретах. Одним из лучших произведений этого жанра, образцом высокого мастерства Сурикова-живописца является портрет пианистки и исполнительницы хореографических ритмо-пластических композиций Натальи Матвеевой.

Портрет Н. Матвеевой (1909)

Холст, масло.

Картина происходит из собрания П.И. Харитоненко и по праву считается одной из жемчужин коллекции известного мецената и собирателя произведений искусства. Значение этой работы как произведения было сформулировано в 1963 году в сборнике «Очерки из истории российского портрета II половины XIX столетия» в статье С.Г. Каплановой, где подчеркивалось, что “Портрет Н.Ф. Матвеевой” венчает поиски Сурикова в области этого жанра и воспевает «красоту и ясность духа русской женщины».

Любопытно, что имя изображенной на портрете до 1948 года  не было известным. И лишь спустя 20 лет сотруднику музея Г.А. Губе после длительных поисков удалось установить, что на портрете изображена современница Сурикова, артистка классического танца Н.Ф. Матвеева. Из личных встреч и переписки с портретированной стали известны многие подробности, проливающие свет на появление этого замечательного произведения. Наталия Флоровна с готовностью откликнулась на просьбу рассказать о себе и своих встречах с художником, прислала много писем и фотографий в музей.

«Василий Иванович, – пишет она, – познакомился со мной «по-суриковски». При виде меня в парке в Алупке, когда я читала, он сел рядом и спросил: «Хотите, я напишу Ваш портрет? В Третьяковской галереи были? «Боярыню Морозову» видели? Моя фамилия Суриков».   

«Писал он каждый день, по несколько часов, не меньше 9-10 месяцев, –  сообщает в письме Наталия Флоровна. Время уплывало незаметно за его интересными рассказами из сибирской жизни и различными шутками. Когда я собиралась вступить в брак с богатым фабрикантом, Василий Иванович сказал: «Это Вы то – за торгаша!» – и здесь же написал стих:

Настал конец, иду за фабриканта,

Пропали танцы у Дункан.

Ах, лучше бы за музыканта,

И вдруг окажется болван?!

Этот, шутливый стих, написанный рукой самого Сурикова, Наталия Флоровна тоже подарила художественному музею.

На время встречи с Суриковым Матвеева с блеском закончила  (с золотой медалью) закрытый пансион, который назывался тогда училищем. В архиве Харьковского художественного музея хранится документ, выданный ей “за отличные успехи в музыке”. На первых порах она хочет посвятить себя музыке, но игра на рояле по шестнадцать часов в сутки обусловила необратимое заболевание рук, сдавать экзамены в консерваторию оказалось невозможным. Она вступает в школу художественного движения в Москве, а в 1912-13 годах занимается в Париже в Академии Раймонда Дункана, брата Айседоры Дункан.

Вернувшись в Москву, Наталия Флоровна учится на философском факультете высших женских курсов и одновременно изучает технику танца в школах и студиях Москвы, а потом Петербурга, куда она переехала после бракосочетания (в 1915 году она вышла замуж за профессора-медика Семена Сергеевича Халатова). В эти годы она принимает участие в открытых и закрытых музыкальных вечерах. У нее появляется много знакомых среди людей искусства – поэтов, художников, деятелей театра. В библиотеке им. Ленина в Москве хранятся адресованные ей письма английского режиссера Гордона Крэга, с которым она познакомилась во время его приезда для постановки «Гамлета» в Художественном театре. Там же находятся и письма вождя итальянского футуризма Маринетти, художника Жоржа Якулова, поэта Юрия Балтрушайтиса и прочее. По воспоминаниям людей, которые знали танцовщицу, это была красивая, очаровательная, широко образованная женщина, которая свободно владела тремя языками. «Она достойна Сурикова, – сказал о ней известный искусствовед, профессор А.А.Сидоров, – умная, высокого мнения о себе».

Послереволюционные 1920-е годы – время интенсивной деятельности Наталии Флоровны Халатовой не только как исполнительницы ритмопластических композиций, но и как теоретика искусства танца. На начало 20-х приходятся ее вечера в Москве и Ленинграде. В феврале 1922 года состоялся большой вечер Наталии Тиан (сценический псевдоним Н.Ф.Халатовой) в зале филармонии Москвы, на котором присутствовал             А.В.Луначарский. Он высоко ценил ее как артистку и теоретика искусства движения. В рецензиях на этот вечер отмечается «полифонический» характер ее искусства, интересно задуманные проблемы соответствия музыки и жеста. «Она одарила нас моментами высокой красоты», – пишет  в своей рецензии искусствовед А.А.Сидоров.

Впоследствии Наталия Флоровна была назначена заведующей хореологической лабораторией Российской Академии художественных наук.

В скором времени после вечера в филармонии Матвеева, вследствие травмы ноги, была вынужденная оставить сцену, но продолжала выступать с лекциями об искусстве художественного движения, иллюстрируя их своими ритмопластическими композициями, а также вела педагогическую работу.

В то время, когда удалось ее разыскать, она была целиком поглощена популяризацией научных работ своего покойного мужа. После его смерти, весь последний период своей жизни (она умерла в 1978 году), Наталия Флоровна энергично и самоотверженно работала над тем, чтобы открытия профессора С.С.Халатова получили надлежащее признание и служили на благо людям. В этом она видела «дело, завещанное ей провидением, обязанность перед наукой, обществом и памятью мужа».

“Портрет Натальи Флоровны Матвеевой” является высоким образцом мастерства Сурикова-живописца. В картине доминируют голубые, лазоревые, жемчужно-серые тона. Белая кофта, теплый вибрирующий тон фона, серая скатерть и темная юбка создают благородную гамму белых и серых тонов, в которой сильным колористическим аккордом звучит бирюзовый цвет безрукавки, дополненный густым, почти синим, тоном ленты.  В каждой детали ощутимо дыхание жизни, все промоделировано цветом: и белый кисейный рукав, измятый складками по форме руки, и тяжелая золотисто-рыжая коса. С высоким живописным мастерством, тонко и мягко написано белое ожерелье на белой кисее и украшенная жемчугами и самоцветами девичья головная повязка.

В своей юной современнице, изысканно и модно одетой, высокоинтеллигентной девушке начала XX столетия художник увидел одно из воплощений того национального, извечно российского типа, певцом и поэтом которого он был, одно из тех лиц, о которых он говорил: «женские российские лица я очень любил».