ул. Жён Мироносиц, 11 т/ф +38 057 706 33 94
Пн, Ср, Чт, Пт, Сб, Вс - 10:00 - 17:40 Вт - выходной
ЭКСПОНАТ МЕСЯЦА.
ЭКСПОНАТ МЕСЯЦА.
ЭКСПОНАТ МЕСЯЦА.
03 июня 2016, 14:02

В рамках проекта «ЭКСПОНАТ МЕСЯЦА» музей представляет жемчужины коллекции, произведения известных отечественных и зарубежных мастеров. В июне представляем полотно Александра Литовченко «Итальянской посланник Кальвучи срисовывает любимых соколов царя Алексея Михайловича».

Литовченко Александр Дмитриевич

1835-1890

Российский художник украинского происхождения. Живописец, автор композиций на исторические темы, в том числе и религиозные сюжеты, портретист.

Родился А. Литовченко в с. Рублево Кременчугского уезда Полтавской губернии. Отец будущего художника преподавал рисование и черчение в уездном училище и был его первым учителем. По собственным воспоминаниям Литовченко, он очень рано почувствовал интерес к живописи и, несмотря на неприемлемые условия жизни в провинции, скоро овладел определенными изобразительными навыками, постоянно «возился» с красками. Во время учебы в Петербургской Академии художеств (1855-1963) Литовченко проявил себя успешным студентом. Об этом свидетельствуют расположение к нему профессора, корифея отечественной исторической живописи Федора Бруни,  ректора АХ, и полученные поощрительные награды - четыре серебряные (две малые и две большие) и малая золотая медали. В академические годы финансовые вопросы молодой художник решал благодаря работе ретушера в городских фотомастерских. Такая практика была на пользу, способствовала совершенствованию мастерства рисунка. Со студенческой поры за Литовченко закрепилась слава исправного рисовальщика. В числе выпускников АХ, допущенных к конкурсу на большую золотую медаль, Литовченко стремился получить разрешение  выполнить конкурсную работу на свободную тему. Но решением академического Совета просьба была отклонена, потому претенденты отказались участвовать в конкурсе. Эта акция - демонстративный выход 9 ноября 1863  группы  выпускников АХ - претендентов на большую золотую медаль, вошла в историю искусства как «бунт четырнадцати». Литовченко, покинувший стены АХ с дипломом классного художника второй степени и предписанием «имеет превосходные способности и может писать образа», примкнул к Петербургской артели художников, основанной вскоре инициатором акции И. Крамским. В 1968 году Александр Литовченко за работу «Сокольничий  времен царя Алексея Михайловича» (прекрасно написанная мужская фигура в костюме царского сокольничего) удостоен звания академика живописи. В 1870 году он получает в АМ мастерскую, где в течение четырех лет работает над картиной «Иван Грозный показывает свои сокровища английскому послу Герсею» с целью получить профессорское звание. Однако произведение признано несоответствующим в историческом и археологическом плане. Автор вступил в новый конфликт с академическим  Советом и окончательно отошел от Академии. С 1876 года и до конца жизни Литовченко был членом Товарищества передвижных художественных выставок.

Основные произведения: «Сокольничий во времена царя Алексея Михайловича" (1868), Портрет В. Шварца (1870), Портрет Н. Дурново (1874), «Царь Иван Грозный показывает свои сокровища английскому послу Герсею» (1875), «Царь Алексей Михайлович и Никон, архиепископ Новгородский, у гроба чудотворца Филиппа, митрополита Московского» (1886), росписи храма Святого Николая на военном кладбище в Севастополе, семь композиций для храма Христа Спасителя в Москве и др.

Художественная оценка творчества Литовченко всегда была неоднозначной. Критик Владимир Стасов в свое время упрекал художника в том, что он «не изобразил никакой истории, ни людей, ни характеров, ни событий, а только собрание исторических костюмов, утвари, скопированных в музеях». С тем, сам терпеливо позировал для образа архиепископа Никона в картине  «Царь Алексей Михайлович и Никон, архиепископ Новгородский, у гроба чудотворца Филиппа, митрополита Московского». Коллекционер Павел Третьяков называл Литовченко «чуждым элементом» в искусстве передвижников, однако приобрел у него несколько работ для своей галереи. Со временем находим и более лояльные характеристики творчества мастера. Художник Никанор Онацкий признавал Литовченко «одним из выдающихся художников на московские исторические темы». Значимость этой оценки весома тем, что она была дана профессиональным художником (заметим, что предыдущие критики не имели художественной практики, в их оценке значительную роль играли общественные требования времени) и акцентирует внимание на высоких профессиональных навыках Литовченко. О личности Литовченко и методе его работы писал современник и хороший приятель художника историк литературы, исторический романист Петр Полевой. «Он представлялся мне простым, наивным русским человеком, несколько способным к похвале и преувеличению (как и все истинно русские люди), но чрезвычайно добродушным и симпатичным. Особенно приятно поражали меня в Литовченко его любознательность, его желание узнать как можно больше об излюбленной русской старине, его жадность в собирание и накопление сведений и всякого рода материалов. Чуть, бывало, увидит новые фотографии, новые книги по археологии, сейчас ухватится за них, просит дать ему на время - и все выспрашивает меня и извлекает из-под спуда неизвестное ему и страстно любимое».

В экспозиции Харьковского художественного музея представлена картина Александра Литовченко «Итальянской посланник Кальвучи срисовывает любимых соколов царя Алексея Михайловича». Произведение со времени его создания в 1889 году находилось в музее Петербургской Академии художеств, а в 1898 было передано на хранение в Государственный русский  музей (Петербург). В Харьков  полотно попало в 1932 году. Как и в других своих произведениях, в этой картине Литовченко акцентирует внимание не на конфликте, а на особенностях исторического времени. Делает это талантливо, профессионально, используя огромный рабочий материал, который готовил часами, заполняя рисунками предметов старины свои альбомы. Соколов, сокольничих и всех присутствующих в картине, а также роскошный интерьер царских палат, где происходит действие, зритель рассматривает долго, внимательно, почти без вопросов к экскурсоводу. В работе все понятно без объяснений благодаря названию произведения, его полному соответствию изображению и тому, как безупречно, с этнографически-публицистической скрупулезностью воссоздано событие.

Путешествие Горация Вильгельма Кальвучи и австрийского посла барона Августина Майерберга в Московию в 1661 году  было описано самим бароном. Автор предполагал, что описание подробностей быта и обычаев загадочной страны должны стать популярным чтивом в Италии и Австрии. В Москве «Путешествие в Московию барона Августина Майерберга и Горация Вильгельма Кальвуччи, послов Августейшего Римского императора Леопольда к Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу в 1661 году, описанное самим бароном Майербергом», было издано в 1874 году и оказалось чрезвычайно интересным для российского читателя, интересовавшегося  отечественной историей. В тексте Майерберг упоминает эпизод, запечатленный А. Литовченко в картине, хранящейся в харьковском музее. Заморские гости более полугода ждали разрешения увидеть царских соколов и возможности описать хотя-бы одну из птиц. Церемониал вокруг царского сокольничего двора объясняется особым отношением к этому делу самого царя Алексея Михайловича. Ведь охота с соколами - забава только привилегированных лиц. Так повелось с древних времен. Известно, что в IX веке «соколиный двор» был в Киеве у князя Олега (Вещего). Соколы упоминаются в знаменитом «Поучении Владимира Мономаха». Соколиные лови впоследствии вытеснили другие княжеские развлечения. Во времена  Алексея Михайловича сложилась специфическая культура этого любимого царского развлечения. Царь Московии собственноручно составил свод правил соколиного двора (охота и обряд назначения сокольников) «Урядник сокольничего пути», который начинался известной поговоркой «Делу время - потехе час». Он сам давал соколам имена, регламентировал обряд назначения и костюмы сокольников, утвердил роскошный антураж для птиц. Этим, собственно, и объясняется помпезность и репрезентативность ситуации, которую описал художник.

Реноме Литовченко как выдающегося рисовальщика и прекрасного техника не спасло его работы от критики. Их считали слабыми в композиционном отношении. Картина из сборника Харьковского художественного музея в полной мере подтверждает первое положение и опровергает второе. Ведь многофигурная (из 10 фигур) композиция не только профессионально построена, но  и полностью соответствует замыслу. В полотне четко определен смысловой центр - это фигура художника на переднем плане. Она чрезвычайно характерна в передаче  непосредственности  движения, в том, как юноша присел на край табурета, удобно опершись на выпрямленную ногу, как восторженно смотрит он на объект рисования, как легко вскинута над листом альбома его рука с карандашом. Однако, чтобы эта фигура не отвлекала на себя чрезмерного внимания, Литовченко подает ее в контражуре - затененным силуэтом на фоне окна, роскошно украшенного традиционной резьбой. Очень достоверно изображена группа в левой части полотна - мужчины за массивным столом, покрытым тяжелой тканой скатертью. Художник выявляет особенности манер иностранцев и соотечественников, сравнивая изображенных. Первые сидят в креслах раскованно, заложив ногу за ногу; вторые, их двое, в том числе, очевидно, главный сокольничий Афанасий Матюшин, держат себя сдержанно и достойно. Матюшин в роскошных одеждах, мало уступающих царским (это подчеркивает высокий статус должности), внимательно всматривается в лист, который держит в руке. Лист попадает в зону освещения, поэтому бумага кажется почти прозрачной. Мастер уделяет внимание не только передаче характерного костюма изображенных - бархатные камзолы, штаны и кружевные воротники - у посланцев; тяжелая, расшитая шелковыми, золотыми,  серебряными нитями роба и соболий воротник у главного Сокольничего, но и их физиономическим и возрастным различиям. Изображение сокольников занимает правую часть композиции. Одетые в цветные кафтаны и шапки, декорированные золотым шитьем,  традиционные желтые сапоги, они выглядят очень торжественно. Точно выполняя свою роль и, как того требует устав, статные молодые парни представляют соколов «образцевато, бережно, урядно, радостно, уповательно». Ракурсы и движения рук придают группе живописность. На мерцающем фоне мужских фигур и роскошного антуража помещения царских палат соколы воспринимаются  «обнаженными». С птиц сняты всякие украшения (бархатные колпачки – с головок, шитые золотом и жемчугом нагрудники и нахвостники, атласные онучки – с лап) и они выглядят подчеркнуто естественно.

Достоверность передачи события была высоко оценена при выборе иллюстративного материала для четырехтомника «Великокняжеская, царская, императорская охота на Руси». Изданная  в  1898 году в типографии М. Кутепова, книга сразу стала библиографической редкостью. Репродукция картины Литовченко заняла в книге место рядом с репродукциями тематических произведений Ильи Репина, Валентина Серова, Василия Сурикова, Андрея Рябушкина, братьев Виктора и Аполлинария Васнецовых.

За последние годы, освободившись от заветов идеологизированного искусствоведения прошлых десятилетий, была пересмотрена незыблемая более ста лет, несколько пренебрежительная оценка творчества Александра Литовченко и его исторического жанра. В монографии «Пленники красоты. Русское академическое и салонное искусство 1830-1910-х годов» (Москва, 2004) творческое наследие художника было рассмотрено в ряду таких достойных мастеров европейского уровня как Генрих Семирадский и Владимир Маковский, в контексте так называемого «русского стиля»  рубежа XIX  и ХХ веков,  который   повлиял не только на пластическое искусство - архитектуру, живопись, графику, декоративное искусство, но и литературу, театр, музыку (оперу, хореографию). В Государственной Третьяковской галерее работа Александра Литовченко «Царь Алексей Михайлович и Никон, архиепископ Новгородский, у гроба чудотворца Филиппа, митрополита Московского», которая с 1886 года  (со дня  приобретения ее  у художника П. Третьяковым) находилась в фондах музея,  представлена в экспозиции на обозрение публики.  Все это, безусловно, повлияло и на рост рейтинга картины  из собрания харьковского музея «Итальянской посланник Кальвучи срисовывает любимых соколов Алексея Михайловича».