ул. Жён Мироносиц, 11 т/ф +38 057 706 33 94
Пн, Ср, Чт, Пт, Сб, Вс - 10:00 - 17:40 Вт - выходной
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ХАРЬКОВСКОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО МУЗЕЯ. 1944-1970 [1].

      Когда в августе 1943 года Харьков был освобожден войсками Советской Армии, от пятиэтажного здания Картинной галереи остался обгоревший остов, а от коллекции – пепелище вокруг него. И единственный «луч» в этом «темном царстве» была та небольшая по объему (около 4700 экспонатов), но ценнейшая часть коллекции УГКГ, которую удалось вывезти из Харькова осенью 1941 года,  и которая еще находилась в эвакуации в Сибири. До ее возвращения в Харьков  пройдет еще больше года.

     В период оккупации повсеместному разрушению подвергся и весь город: развалины зданий, завалы на улицах, аварийное состояние основных жизненно-необходимых коммуникаций, городского транспорта, электросети, водопровода. И еще шла война, которая требовала все новых сил, дополнительных резервов, как людских так и технических.

    И наперекор всему этому новая жизнь в городе возрождалась во всех ее сферах. 

    25 марта 1944 года по решению правительства Украины был организован Государственный музей украинского искусства в Харькове «на базе [2]  варварски сожженной гитлеровцами  Государственной картинной галереи [3]»

    О восстановлении почти полностью разрушенного здания Галереи, к тому же в условиях еще продолжавшейся войны, не могло быть и речи. Музею украинского искусства был предоставлен двухэтажный особняк на ул.Совнаркомовской, 11, где до войны размещалась Галерея картин Т.Г.Шевченко. Коллекция этого музея находилась  еще в эвакуации (как и собрание УГКГ), а впоследствии должна была перебазироваться в Киев.

     Предоставленное музею здание было по «меркам» тех лет в удовлетворительном состоянии, если не считать выбитых стекол почти во всех окнах І этажа, следов от осколков снарядов в вестибюле и на фасаде. Главным препятствием явилось то, что помещение было уже «обжито» другими организациями. К этому времени там находились художественный институт и художественное училище, правления Союза художников и Художественного фонда, литографские мастерские, и даже столовая Райобщепита. Музей имел в своем распоряжении ІІ этаж (не полностью), а на І этаже только один «директорский» кабинет. Директором музея был назначен 27-летний художник-живописец Владимир Федосеевич Яценко, два года назад окончивший Харьковский художественный институт, когда тот находился в эвакуации в Средней Азии.

     В Харьковском областном архиве сохранились первые отчеты молодого директора о деятельности музея  за 1944, 1945, 1946 годы. Из них можно составить достаточно полное представление о тех тяжелейших условиях, в которых делал свои первые послевоенные шаги наш музей. Вот несколько цитат из отчета Яценко за 1944 год: «К моменту организации музея научный коллектив его состоял только из двух научных сотрудников, оставшихся в ГКГ в период немецкой оккупации и только к сентябрю 1944 г. увеличился еще на двух, возвратившихся из эвакуации научных сотрудников ГКГ в Харьков» [4].

     …«Работа всего коллектива музея в 1944 г. протекала в трудных условиях, т.к. штатное расписание было утверждено в ноябре 1944 года и в связи с этим зарплата работникам музея начала поступать только в конце ноября. Штаты музея не укомплектованы до настоящего времени.

    …Основным мероприятием музея в 1944 г. было восстановление здания пострадавшего от бомбежек и сильно загрязненное и разрушенное за период немецкой оккупации (для этой цели был заключен договор со строительной организацией ОСМЧ 301, выполненный на протяжении 1944 года всего           на 60%).

     Одновременно с этим коллектив музея провел работу по розыску и возвращению в фонды музейных ценностей, расхищенных при поджоге галереи отступавшими гитлеровцами. В результате разъяснительной работы среди населения Харькова путем посещения квартир лиц, о которых имелись указания, что туда попали музейные ценности, выступлений по радио, оповещений через прессу, а также в результате сознательного отношения к обнаруженным ими музейным ценностям ряда харьковских граждан, в фонды музея в 1944 году было возвращено до 800 экспонатов живописи, керамики, бронзы, причем около 400 из них было извлечено научными сотрудниками музея при раскопках груды развалин, оставшихся от картинной галереи Харькова».

     Этот самоотверженный труд небольшого музейного коллектива вскоре дал свои результаты. Вот «первая ласточка» - 24 июля 1944 года к столетию со дня рождения нашего великого земляка И.Е.Репина совместно с областным Правлением Союза художников была организована передвижная выставка произведений художников Харькова. Сначала она была показана в Харьковском музее, а затем в Чугуеве, на родине мастера (сохранился каталог и приглашение). А к первой годовщине освобождения Харькова 23 августа 1944 года музей организовал выставку работ украинских художников «Художники України – рідному Харкову».

    Эти первые выставки заслуживают более подробного рассказа. И первое, что следует отметить, как некое «чудо», - это издание пригласительных билетов и каталогов к обеим выставкам, которые сейчас являются неоценимым и единственным свидетельством этих первых художественно-культурных акций в Харькове, состоявшихся через год после его освобождения.

    Благодаря изданным каталогам мы знаем состав участников выставок, вызывающий и удивление, и восхищение.

     В «репинской выставке» были представлены работы С.Ф.Беседина, А.М.Довгаля, И.А.Дайца, Г.С.Космачева, Е.П.Светличного, В.Ф.Мироненко, З.И.Соколовой – художников еще сравнительно молодых. Но рядом с ними мы встречаем имена таких мастеров старшего поколения, как Г.А.Бондаренко, С.М.Прохоров, А.К.Симонов, преклонный возраст которых не помешал их творческой активности. В основном на выставке были показаны графические работы – карандашные рисунки, акварели, литографии и, совсем немного, работ маслом. Вступительное слово к каталогу было написано В.Ф.Яценко, принимавшим самое активное участие в организации выставки.

     23 августа 1944 года (в первую годовщину освобождения Харькова) в выставочном зале Харьковского музея открылась следующая выставка – «Художники України – рідному Харкову». Это была более престижная выставка, в ней участвовали ведущие мастера Украины, киевляне и харьковчане: М.Г.Дерегус, Н.П.Глущенко, В.И.Касьян, И.С.Ижакевич, А.С.Пащенко, С.М.Прохоров, Д.Н.Шавыкин, А.И.Страхов, А.А.Шовкуненко и другие. Всего на выставке были представлены 86 авторов, тематика работ была очень разнообразна. Примечательно, что в выставке приняли участие станковыми работами ряд харьковских художников театра – Н.А.Барова, Д.П.Овчаренко, Н.Ф.Соболь, Г.А.Цапок.

     Обратимся снова к архивным документам – отчету директора музея за 1944 год: «Ко времени этой выставки с большим напряжением и трудностями в музее был закончен ремонт наружного фасада здания и выставочный зал. Подготавливаясь к приёму эвакуированных экспонатов, коллектив музея все силы свои направил к форсированию ремонта здания, чтобы обеспечить прибывающие музейные ценности надлежащими условиями хранения и экспонирования.

    В ноябре 1944 г. в Москву для приёма музейных ценностей была направлена гл.хранитель музея т.Рабинович, которая совместно с гл.хранителем Третьяковской галереи т.Битюцкой сопровождала затем запломбированные вагоны с музейными ценностями, направленные из Новосибирска через Москву в Харьков.

    26 ноября 1944 года вагоны с музейными ценностями Государственной картинной галереи, Галереи картин Шевченко и Сумского художественного музея прибыли в Харьков и экспонаты всех  трех музеев принятые специальной комиссией у т.Битюцкой были перенесены в хранилище Музея украинского искусства, где находятся в настоящее время.

     С момента прибытия музценностей в Музее украинского искусства помимо постоянной охраны, состоящей из сторожей-пожарников, установлено круглосуточное дежурство научных сотрудников» [5].

   Из этого же отчета мы узнаем также, что в 1944 году музей был открыт для посещения 60 дней, было проведено 10 экскурсий, принято 4500 человек посетителей.

    Однако, несмотря на первые успехи, сложности связанные с восстановлением музея только начинались. Свой отчет за 1944 год В.Ф.Яценко заканчивает перечислением того, что является  тормозом в работе Музея,  а именно: - Пребывание в музее посторонних организаций и жильцов.                           - Отсутствие необходимых для восстановления материалов – стекла, древесины, красок, бронзы и пр., а также необходимого оборудования (рамы, витрины, тумбы, стеллажи), полностью уничтоженного гитлеровцами.                                     - Крайне недостаточное финансирование, к тому же финансовые средства на баланс музея поступают с большими опозданиями.                                                Так заканчивался первый год существования нашего музея после освобождения Харькова.

     Автор этих строк была свидетелем всех этих событий. В ноябре 1944 года на втором этаже размещался собственно музей, а художественный  институт занимал большую часть территории первого этажа. Это были пять учебных аудиторий и служебные кабинеты. 

      Условия для учёбы были очень сложные, отопительная система не работала, окна были до половины, а то и полностью, заложены кирпичом и с наступлением декабрьских морозов, температура в аудиториях стала опускаться ниже нуля. Занятия в таких условиях продолжаться не могли, и до весны институт не функционировал.

      А весна 45-го была особенной весной – всё было пронизано предвкушением Победы и ожиданием окончания войны. Это определяло тонус всей жизни.

     Музейный коллектив, пережив тяжелую зиму 1944-45 годов, был полон новой энергии и энтузиазма. В преддверии дня Победы, 1 мая 1945 года в пяти восстановленных залах музея на втором этаже была торжественно открыта первая музейная экспозиция – «Выставка произведений украинских художников конца XIX-XX веков” (сохранились пригласительный билет и афиша).  

     Летом 1945 года художественный институт и училище начали постепенно выселяться из здания музея, перебираясь в своё исконное помещение на улице Краснознамённой 8, освободившееся после расформирования находившегося там госпиталя.  

    Затем был произведён окончательный ремонт ещё четырех экспозиционных залов и в ознаменование 2-й годовщины освобождения Харькова 23 августа 1945 года состоялось ещё одно торжество – открытие «Выставки произведений русских художников-передвижников». 

     Без преувеличения можно назвать героическим труд музейщиков, восстанавливавших музейную экспозицию практически на «пустом месте», почти «голыми руками», не считаясь ни со временем, ни со своими реальными возможностями и здоровьем, ни с мизерной зарплатой, которую к тому же платили с опозданием, не считаясь с тем, что  приходилось выполнять любую работу, часто физическую. И ещё музейные сотрудники проводили экскурсии, читали лекции по искусству. В марте 1945 года была проведена в музее первая научная конференция, посвященная Т.Г.Шевченко.

      Во всём этом процессе большую роль играл директор музея В.Ф.Яценко, прекрасный организатор и руководитель. С неизменной целеустремлённостью, шаг за шагом, он восстанавливал музей. Он постоянно вынужден был «оббивать пороги» вышестоящих советских и партийных организаций,  так как кроме ремонта здания, который всё время запаздывал, нужно было «одеть» экспонаты, изготовить (купить ведь было негде) необходимое оборудование, и также решать вопросы финансирования и штата музея. Кроме этого надо было отселить из музея последних жильцов.

      И наконец, через полтора года после возвращения коллекции, 26 июня 1946 года состоялось знаменательное событие – торжественное открытие постоянной экспозиции Государственного музея украинского изобразительного искусства в Харькове. 

     В декабре 1948 года был взят ещё один музейный рубеж – открыта выставка западноевропейской живописи, которая впоследствии стала стабильной экспозицией отдела зарубежного искусства. Вскоре после вернисажа этой выставки музей был переименован в Харьковский государственный музей изобразительного искусства, что больше соответствовало его профилю.

     В течение последующих лет жизнь музея постепенно нормализовалась. К началу 1949 года здание полностью принадлежало музею. Кроме постоянной экспозиции периодически организуются выставки. Так, в мае 1949 года была подготовлена к экспонированию посмертная выставка произведений С.М.Прохорова, после которой его творческое наследие поступило в музей в дар от наследников.

     А осенью 1949 года музей принял выставку произведений харьковских художников театра, посвященную 150-летию со дня рождения А.С.Пушкина. Тогда же была организована посмертная выставка работ харьковского художника-анималиста В.Г.Аверина. К этим выставкам также были изданы каталоги и приглашения на вернисажи. Уже тогда были заложены определенные традиции в организации музейных выставок, начиная с их комплектования, оформления и кончая изданием иллюстрированных каталогов, пригласительных билетов и афиш.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    К этому времени постоянная экспозиция музея занимала весь второй этаж и частично – первый. Осмотр музея начинался с первого этажа, где в 4-х залах было   представлено    русское    и     украинское     искусство    XVI -                     I половины XIX века, заканчиваясь картинами И.К.Айвазовского и Г.И.Семирадского в нынешнем “мелиховском” зале. И надо сказать, что принцип показа, структура экспозиции, её состав почти полностью сохраняются и сейчас.

     Продолжалась экспозиция на втором этаже, где начинался показ произведений художников-передвижников, и в нынешнем «зале Семирадского», на месте «Корсаров» были представлены «Запорожцы» И.Е.Репина.  

      В следующих залах экспонировались произведения украинских мастеров (В.Д.Орловский, Н.К.Пимоненко, С.И.Васильковский, М.А.Беркос) и искусство рубежа XIX-XX веков.  

    Отдел советского искусства занимал четыре последующих зала. А в двух «тёмных» залах, (как тогда их называли), была представлена прекрасная экспозиция графических работ русских и украинских мастеров начиная с русских гравюр XVIII века и кончая  графикой «мирискусников», и работами Г.И.Нарбута. В этих же залах чаще всего экспонировались выставки, организуемые или принимаемые музеем. Так в 1951 году там была организована выставка графики П.Д.Мартыновича, а 1953 году – Областная выставка произведений харьковских художников театра. Сохранились: список выставки работ П.Д.Мартыновича с визой «Обллита», разрешающей выставку к экспонированию, и изданный каталог «Выставка произведений харьковских художников театра» 1953 года.

      Музейная экспозиция заканчивалась на первом этаже отделом зарубежного искусства, который вначале занимал первые три зала.  В остальных помещениях первого этажа располагались ещё хранилище живописи и четыре рабочих кабинета.  

      К этому времени чётко сформировались три основных научно-экспозиционных отдела: русское и украинское дореволюционное искусство (зав. отделом Г.А.Губа), советское искусство (зав. отделом Т.В.Лифшиц) и зарубежное искусство. Этот отдел по совместительству курировала главный хранитель музея Е.Б.Рабинович. И тут, наверное, уместно вспомнить о научном коллективе музея тех лет.

     Это была небольшая группа уже немолодых людей, работавших в Картинной галерее ещё до войны, опытных и знающих искусствоведов, преданных музейному делу.  

    Смоленский Любим Веньяминович (Либер Бенционович) художник-живописец, начал свою музейную деятельность в конце 1920-х годов после окончания Харьковского художественного института. Работал в своё время с С.А.Таранушенко, П.Н.Жолтовским, П.В.Кривнем. В годы войны Смоленский находился в эвакуации, в Южном Казахстане, где работал как художник и пропагандист. В Областном архиве за 1944 год сохранился такой документ: «Секретареві Харківського Обкому КП(б)У т.Назаренко І.Д. Прошу викликати для роботи в музеї українського мистецтва досвідченого музейного робітника, колишнього ученого секретаря Картинної Галереї т.Смоленського Л.Б. Директор Музею   В.Ф.Яценко» [6].

    В 1949 году он занимал должность ученого секретаря и практически был организатором всей внутримузейной жизни. Мягкий, интеллигентный человек, талантливый живописец (в 1960-70-х годах в музее были организованы две его персональные выставки), тонкий знаток искусства, особенно хорошо знавший творческое наследие С.И.Васильковского и П.А.Левченко. В 1951 году Смоленский был назначен главным хранителем музея, проработав на этой должности до ухода на пенсию в 1963 году.  

    Рабинович Елизавета Борисовна – очень энергичная, миниатюрная женщина, всегда доброжелательная и к своим коллегам и, особенно, к посетителям музея. Она не была искусствоведом с дипломом. В свое время Елизавета Борисовна окончила Высшие женские курсы в Москве, свободно владела двумя иностранными языками - французским и немецким, прекрасно знала литературу как русскую, так и зарубежную. Рабинович работала в ГКГ с 1938 года. После возвращения из эвакуации в 1944 году она снова работает в Музее украинского искусства. Именно ее командировал Яценко в Москву для получения нашей коллекции как главного хранителя Музея. С 1951 года Елизавета Борисовна стала зав.отделом зарубежного искусства. Позднее, в конце 1950-х годов она перешла на более спокойную должность научного сотрудника и работала в музее еще около 10 лет.  

     Лифшиц Татьяна Вольфовна – личность в свое время почти легендарная.   Первоначальные ее планы были связаны с творческой деятельностью как художника, но художественное образование она не закончила, все больше увлекаясь не самим искусством, а его изучением и пропагандой. Она принимала активное участие в жизни Союза художников как пропагандист искусства, эта же сфера деятельности оказалась для нее наиболее плодотворной и в музее. Т.В.Лифшиц работала в ГКГ с 1938 по 41-й год, и после возвращения из эвакуации с 1944 года – в Музее украинского искусства, все это время занимая должность зав.отделом советского искусства. К сожалению, она раньше других ушла из жизни, скоропостижно скончавшись в 1960 году.

     И наконец, младшая из этой группы Губа Галина Алексеевна. Многим из ныне работающих в музее она известна по совместной деятельности. По складу своей натуры Галина Алексеевна была прирожденным музейщиком, скрупулезным исследователем с одной стороны, и прекрасным талантливым лектором-пропагандистом – с другой. Она, как и Т.В.Лифшиц, сначала училась в Художественном институте на графическом факультете, но, не закончив, ушла работать в Картинную галерею, а уже позднее (после войны) закончила заочно Педагогический институт в Харькове. Именно ей принадлежит первое после войны серьезное атрибуционное исследование, в результате которого «Неизвестная» на портрете В.И.Сурикова обрела свое подлинное имя –   Н.Ф.Матвеева. Затем был ряд исследований работ братьев Карла и Александра Брюлловых, иконописи, репинских произведений и, наконец, ее «открытие» подлинной описи работ Л.М.Жемчужникова, что поставило все точки над «и» в изучении его коллекции.

      Летом и осенью 1949 года штат музея стал пополняться: на должности научных сотрудников были приняты Любовь Ильинична Кричевская, работавшая раньше в системе просвещения, и Николай Никитович Безхутрый, окончивший филфак Харьковского университета. Вслед за ними после окончания Художественного института были направлены на работу в музей Маргарита Николаевна Крыжановская и автор этих строк. В самом конце года в музей  поступила Марьяна Владимировна Чернова, окончившая Харьковский театральный институт по отделению театроведения. Эти молодые сотрудники дополнили тот основной музейный «костяк», на котором музей держался первые послевоенные годы. Они вносили в спокойную  атмосферу музея свою молодую энергию, активное стремление найти свое место в новой для себя сфере деятельности.

      Музейная жизнь продолжала набирать размах, ежегодно организовывались выставки. Вначале это были совместные выставки с Союзом художников, посвященные разным датам и знаменательным событиям или персональные выставки художников Харькова. Далее были сделаны первые попытки организовать выставки из музейной коллекции. Так, например, в  1954 году состоялась юбилейная выставка произведений С.И.Васильковского с привлечением работ, имевшихся у коллекционеров, с которыми у музея налаживались контакты.  

    Наряду с выставочной деятельностью значительное место в музейной практике стала занимать лекционно-экскурсионная работа. Научные сотрудники постоянно выступали с лекциями как в музее, так и на выезде – в клубах, домах культуры, школах. Тексты лекций активно готовились научными сотрудниками, постепенно создавался лекционный портфель музея, к которому обращаются и сегодня.

     На первом этаже был оборудован лекторий, где систематически читались лекции, проводились встречи с художниками. Тогда же возникла еще одна форма массовой работы – проведение торжественных вечеров, посвященных юбилеям художников или знаменательным событиям. Причем, это были действительно «вечера» – субботние, а иногда и воскресные, с изданием пригласительных билетов в виде иллюстрированных буклетов. Доклады читались в сопровождении диапозитивов. Вечера завершались шефскими концертами силами солистов Харьковского театра оперы и балета. И лекторий всегда был полон слушателями.

     Ко всем этим вечерам и встречам издавались иллюстрированные приглашения и буклеты. Некоторые из них сохранились в архиве научной части музея, например:

1948 – Вечер, посвященный 100-летию со дня рождения В.И.Сурикова   

1950 – Вечер, посвященный И.Е.Репину (к 20-летию со  дня смерти)     

1952 – Вечер, посвященный Н.К.Пимоненко  

1954 – Вечер, посвященный 100-летию со дня рождения С.И.Васильковского

      В это же время шла напряженная работа по составлению первого (и пока единственного) каталога экспозиции музея. К началу 1952 года он был сдан в производство, но издан только в 1954 году.

     Весной 1952 года В.Ф.Яценко «забрали» в Киев на должность зам.председателя Комитета по изобразительному искусству. Тогда существовала система таких учреждений, по своим функциям и правам приравненных к Министерствам (Комитеты по делам кинематографии, музыки, театров). Через год, в 1953 году, эти комитеты были объединены в одно Министерство культуры, их председатели соответственно получили «портфели» зам.министров. Яценко был назначен начальником Главка по изобразительному искусству и проработал на этой должности много лет.

      Осенью 1952 года был назначен новый директор, харьковский художник-график Евгений Степанович Соловьев, который работал в музее до конца 1959 года.  

     По сравнению с Яценко Соловьев был человеком более зрелым, умудренным жизненным опытом, прошедшим войну, хотя в музейном деле он был «новичком». Яценко, на долю которого, как руководителя, пришелся самый трудный этап в послевоенной истории музея, начинал фактически «с нуля». И он с честью выполнил свою задачу в сложном процессе возрождения музея.

     Соловьев принял музей как налаженный организм, с уже сложившимися традициями, с достаточно подготовленным профессиональным научным коллективом. Он, как и  Яценко, главной своей задачей считал дальнейшее расширение и совершенствование экспозиции музея, ее достойную популяризацию и научную обработку. И еще он стремился «вывести» музей на более широкую внутригосударственную и международную орбиту путем организации выставок из Москвы, Ленинграда, Прибалтики, а также зарубежных. Часто бывая в Киеве, Москве, Ленинграде, он встречался с коллегами-художниками. В последствии это сыграло свою положительную роль в расширении  контактов  музея с выставочными организациями Москвы, Киева, Ленинграда. В музее теперь часто экспонировались престижные выставки, которые сотрудники музея всегда принимали на достойном профессиональном уровне.  

     Это создавало музею авторитет и многие организации и художники стремились экспонировать свои выставки именно в Харьковском музее, часто минуя Киев. В эти годы проходят вернисажи таких выставок как «Искусство Китая» (1955), «Искусство Индии» (1958), выставок из фондов Третьяковской галереи, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина и Государственного Эрмитажа, ряд персональных выставок художников Москвы, Ленинграда, Киева и других союзных республик. Для музейщиков эти выставки были своего рода школой, т.к. предполагали встречи с более опытными коллегами из столичных музеев, с известными художниками и деятелями культуры.

     Качественно новый уровень обрели научно-методическая, издательская и популяризационная работа. Были подготовлены и изданы путеводитель и каталог по отделу зарубежного искусства, путеводитель по отделу отечественного искусства, альбомы и буклеты о музее, каталоги выставок. Систематически печатались иллюстрированные афиши музея, проспекты, пригласительные билеты.

      Активно шло и пополнение коллекции музея по всем направлениям: передачи работ из Министерств культуры УССР и СССР, отбор работ с выставок для закупки и, наконец, дары. Так в 1956 году по завещанию харьковчанина А.П.Гурвица в Музей поступила великолепная коллекция межигорского фаянса (70 экспонатов). Кстати, поступление этой коллекции и щедрый дар (108 работ) Сумского художественного музея, «поделившегося» с нами собранием Императорского фарфора и стекла в 1955 году положили начало формированию отдела декоративно-прикладного искусства, которого ранее в музее не было.

     Научный коллектив музея все время расширялся. В 1952 году по заявке музея, направленной непосредственно в отдел кадров Министерства культуры СССР (как все было просто!) в музей по назначению Министерства приехали из Ленинграда две выпускницы Ленинградского государственного университета – Галина Павловна Коськина и Елена Степановна Фаддеева. Это были первые музейщики-искусствоведы по образованию. Позднее в музее работали А.Н.Хмельницкая, харьковская художница,  и выпускница Харьковского университета Л.М.Шершер. Заместителем директора по науке в 1953-59 годах был В.А.Победин, художник-график, затем – на короткое время его сменил искусствовед из Москвы Ю.Ф.Дюженко. В 1960 году, проработав 7 лет в театре, я вернулась в музей.  

    К началу 1960-х годов Харьковский музей заслуженно считался одним из ведущих музеев Украины; по всем параметрам (кроме численности экспонатов) он соответствовал статусу музея первой категории, хотя формально получил ее много позднее.  

    Однако, наряду с успехами все чаще стали возникать внутримузейные проблемы и главная среди них – дефицит экспозиционной площади. Размах выставочной деятельности имел и негативную сторону: для приема выставок демонтировалась часть постоянной экспозиции, а для показа Выставки китайского искусства, о которой уже шла речь, потребовалось демонтировать всю экспозицию второго этажа. В хранилищах музея в результате активного поступления новых экспонатов становилось все теснее. У научных работников, принимавших выставки, все больше сил и времени уходило на демонтаж постоянной экспозиции и ее восстановление после окончания работы выставки. Для сохранности экспонатов эти частые перемещения были крайне нежелательны. У музейщиков, ответственных за выставки, появились еще  «светские» обязанности в связи с организацией вернисажей, устройством «приемов», встреч с иногородними и зарубежными гостями. Все это было зачастую в ущерб сугубо музейной работе.  

     К этому времени собрался покинуть музей Е.С.Соловьев, много сделавший в период своего директорствования для оживления музейной жизни на всех ее участках, поднятия престижа и авторитета музея и его коллектива не только в Харькове, но и в Киеве, Москве, Ленинграде.  

    Евгений Степанович был одаренной личностью, талантливым художником, человеком высокой культуры и интеллигентности. По натуре он не был администратором, работая в музее, не прерывал творческой деятельности. Его мастерская была в музее (галерея первого этажа) и с шести утра, почти каждый день, до начала работы в музее, он проводил там свое время, посвящая его творчеству. В музее он тоже работал творчески, «с душой», но все ощутимее для него становился груз административных обязанностей, сковывавших его действия. Он все реже стал покидать свою мастерскую ради директорского кабинета и, наконец, подал «в отставку». На смену ему в канун 1960 года директором музея был назначен Н.П.Работягов. 

     Новый этап в истории музея, наступивший после 1960 года, несомненно, связан с очень плодотворной деятельностью Николая Павловича Работягова, который на протяжении двадцати семи лет возглавлял наш музей. Многим сотрудникам из нынешнего коллектива посчастливилось с ним работать, молодое наше поколение могло видеть и общаться с Николаем Павловичем во время его последней персональной выставки в музее в 1996 году. Биография Н.П.Работягова хорошо известна: был издан буклет к его юбилейной выставке, опубликован ряд статей о его творчестве.  

    По натуре своей Работягов – созидатель, строитель. До прихода в музей он семь лет, после окончания Харьковского художественного института, работал инспектором по изобразительному искусству в Харьковском облуправлении культуры. Он достаточно хорошо уже тогда знал музейную жизнь и особенно музейные нужды, так как именно к нему в первую очередь обращалась администрация музея за помощью. Он знал, что самым уязвимым местом музея была нехватка экспозиционных площадей, что грозило в недалеком будущем «тупиковой» ситуацией.  

      Свою деятельность в музее Николай Павлович начал с тщательного изучения старых планировок с целью восстановления здания музея в его «первозданном» виде.

      Как рачительный хозяин Работягов начал «перестройку» с бытовых помещений цокольного этажа, где вскоре появились гардероб-раздевалка и благоустроенные туалетные комнаты, помещения для хранения декоративно-прикладного искусства и скульптуры, фонд передвижных выставок и временных поступлений, монтировочно-оформительская мастерская, а несколько позднее - фотолаборатория.  

     Самой значительной реставрации подверглись помещения первого этажа, где были уничтожены все временные стенки и поздние перегородки, сохранившиеся еще с довоенных лет и превратившие когда-то большие залы в ряд отдельных комнат и комнатушек. В результате этого в музее появились два просторных, прекрасно приспособленных для экспозиции помещения – так называемый «страховский зал» и галерея первого этажа. Была расширена площадь двух внутренних  «тёмных» залов, один из которых занимал лекторий, где также экспонировались выставки, а при необходимости можно было сделать круговой обход экспозиции. Во втором зале началось оборудование центрального хранилища

     Полностью были перестроены угловые помещения: слева – оборудованы уютные рабочие кабинеты, а в правом крыле – малый зал, где стали   экспонироваться небольшие по объему выставки и графика из фондов музея.  

    Теперь можно было по-настоящему развернуть экспозицию отдела советского искусства, фонды которого постоянно пополнялись произведениями с различных выставок, закупаемых по заявкам музея Министерствами культуры УССР и СССР. Многие из этих полотен и графических листов могли бы по праву экспонироваться в отделе современного искусства и сейчас.  

    Продолжалось переоборудование центрального хранилища живописи на первом этаже. Были установлены щиты с металлической сеткой для развески работ, изготовлены по специальным чертежам валы и «пирамида» для их крепления. Тогда же были классифицированы по размерам наиболее ценные произведения оригинальной графики, отечественной и зарубежной, и для их хранения было заказано свыше 800 глубоких папок-паспарту. Предполагалось их вертикальное хранение, для чего были изготовлены специальные глубокие шкафы (они и сейчас стоят в хранилищах). 

     Расширилась и экспозиция второго этажа: появился удобный для выставок коридор при входе с левой стороны. В правом крыле также появился небольшой экспозиционный зал, о котором уже шла речь, (нынешнее хранилище дореволюционного искусства), где также показывались выставки отдела, например выставка коллекции А.Н.Подкопая. Вторая комната предназначалась для реставрационной мастерской. В левом крыле второго этажа были оборудованы помещения библиотеки и читального зала.  

    Шло активное пополнение фондов музея: более 300 экспонатов современного украинского декоративно-прикладного и народного искусства было передано в 1963 году из филиала Музея украинского искусства в Киеве. Это послужило основанием для формирования четвертого экспозиционного отдела и введением в штат музея должности заведующего этим отделом. Для постоянной экспозиции и выставок отдела декоративно-прикладного искусства были оборудованы два внутренних «темных» зала второго этажа.  Несколько раньше, в 1962 году, из Республиканского музея театрального, музыкального и киноискусства в Киеве в фонды музея поступило около 100 произведений современных украинских художников театра, в том числе эскизы декораций и костюмов А.Г.Петрицкого, В.Г.Меллера, А.В.Хвостенко-Хвостова, Ф.Ф.Нирода, Д.П.Овчаренко и других ведущих мастеров сценографии.  

     Существенную роль в целенаправленном пополнении коллекции музея сыграло возобновление с 1964 года деятельности Экспертно-закупочной комиссии Областного управления культуры.

     В течение нескольких лет у коллекционеров и частных лиц было приобретено свыше 300 экспонатов, среди которых были произведения Н.Г.Бурачека, С.И.Васильковского, М.А.Беркоса, П.А.Левченко, Г.И.Лапченко, И.М.Бунакова, Л.В.Туржанского, П.И.Петровичева, ряд работ зарубежных мастеров. Наиболее достойные из них были представлены на выставке «Новые поступления музея в 1965-67 годах», к выставке был издан каталог.  

     В 1965 году музей был переименован в Харьковский художественный музей. К концу этого года внутренняя перепланировка в музее была в основном закончена. Это была первая ступень в новой фазе музейной жизни и Н.П.Работягов, как и его предшественники, стремился совершенствовать деятельность музея по всем направлениям. О значительном пополнении коллекции музея уже шла речь, теперь по сравнению с 1944 годом фонды музея увеличились в 2,5 раза. Сама экспозиция все время нуждалась не только в расширении, но и в качественно новом оформлении, как живописи, так и графики. После длительных «атак» Министерства культуры и Облуправления культуры был введен ряд крайне важных штатных единиц, благодаря чему начал формироваться отдел учета, хранения и реставрации (до этого времени всеми вопросами учета и хранения занимался один сотрудник – главный хранитель). Затем был создан сектор научной популяризации (который тоже олицетворял один сотрудник). Тогда же, в начале 1960-х годов, возникла одна из самых стабильных и эффективных форм научной пропаганды – Народный университет изобразительного искусства.  

       В те годы повсеместно возникали при многих учреждениях «народные университеты» самого разного профиля, но чаще всего они носили формальный характер. В отличии от них музейный «Университет» был подлинной школой для любителей изобразительного искусства. Его активная роль сохранялась в течение 20 лет.

     Предыстория вопроса такова: в начале 1960-х годов коллектив музея постоянно пополнялся за счет молодых специалистов. В числе их был Анатолий Зиновьевич Житницкий, филолог по образованию, искусствовед и литератор по призванию. Он легко и быстро «вписался» в музейную жизнь, во все ее сферы. Но особенно его привлекала лекторская работа. Именно по его инициативе и был создан в музее «Университет искусств». Его слушателями были студентами Университета, Политехнического, Авиационного, Юридического и  др. институтов. Начало этой работе было положено на рубеже 1962-63 годов. Составленная Житницким программа была рассчитана на двухгодичный курс и охватывала основные этапы развития искусства как зарубежного, так и отечественного. Он же был и основным лектором. И надо отдать должное Анатолию Зиновьевичу – талантливый, эрудированный лектор, он всегда умел найти контакт с аудиторией. Лекторий был обычно переполнен – были годы, когда лекции читались в два потока, т.к. наш лекторий не вмещал всех желающих. К чтению лекций привлекались и другие сотрудники – М.В.Чернова, Н.Н.Безхутрый, позднее Т.Е.Прокатова, В.В.Мызгина. Они постепенно набирали опыт, знания, обретали лекторское мастерство. И когда после 10-летнего руководства «Университетом» Житницкий перешел на педагогическую работу [7], он спокойно передал «бразды правления» Университетом Татьяне Ефимовне Прокатовой, которая с успехом курировала «Университет» последующие 10 лет, будучи также прекрасным лектором и организатором.  

    Все более широкий диапазон приобретала выставочная работа. Научный коллектив музея работал в тесном контакте с Харьковской организацией Союза художников. Сотрудники музея все чаще обращались к изучению творчества современных художников Харькова, занимались организацией их персональных выставок и подготовкой каталогов, издание которых в те годы не было проблемой. В 1967 году был издан первый фундаментальный справочник о художниках Харькова, членах Союза художников. В течение многих последующих лет исследователи не раз обращались, и обращаются, к этому ценному материалу. Автор этого труда – Николай Никитович Безхутрый был неутомимым пропагандистом, почитателем и исследователем творчества художников Харькова, как современных, так и мастеров XIX – начала ХХ века. Он был одним из организаторов выставки произведений С.И.Васильковского (1954), положившей начало традиции, которая и сейчас прослеживается в деятельности музея: последовательное «раскрытие» фондов музея путем организации выставок и привлечение работ из частных коллекций.  

    Вслед за Васильковским был отмечен 100-летний юбилей П.А.Левченко (1956), затем в 1960-62 годах были организованы персональные выставки М.А.Беркоса, М.С.Ткаченко, Н.И.Шульги и других мастеров харьковской школы. Безхутрый был составителем многих каталогов современных художников Харькова. Он также являлся автором ряда альбомов и книг, посвященных С.И.Васильковскому, П.А.Левченко,  Н.С.Самокишу.  

    Следуя этой традиции, в конце 1960-х – начале 1970-х годов музей показывает ряд интереснейших выставок из своей коллекции: «Гравюры А.Дюрера», «Голландский рисунок и акварель», «Немецкая графика» и другие. Экспонаты выставок предварительно исследовались, к ним были изданы музейные каталоги. Автором их являлась зав.отделом зарубежного искусства Елена Степановна Фаддеева. В эти годы сотрудники музея систематически выезжали в научные командировки (Москва, Ленинград, Киев), стажировались в центральных музеях страны. Все это поднимало на более высокий профессиональный уровень научно-исследовательскую работу в музее.  

    В начале 1970-х годов Харьковский художественный музей стабильно входил в ряд наиболее известных музеев страны. Его ценнейшее собрание, коллектив опытных искусствоведов во главе с директором, чья разносторонняя деятельность давала ощутимые результаты, определяли заслуженный авторитет у коллег-музейщиков и руководства.

    Николай Павлович Работягов продолжал свою неутомимую деятельность организатора всей музейной работы вплоть до ухода на пенсию в 1987 году, успев в 1984-м еще  «отвоевать» для Музея соседнее с ним здание (Совнаркомовская, 9), где размещалась вечерняя школа, и перестроить так же, как в свое время основное здание. В 1985 году Н.П.Работягов отметил свое        60-летие организацией отчетной выставки. Об этом многие музейщики помнят, т.к. уже работали в музее и были свидетелями и участниками этих и многих других событий. Они смогут с успехом продолжить рассказ об истории музея в 1970-90-е годы.

--------------------------------------------------------------------------

  1.   Материал подготовлен на основании документов, хранящихся в Харьковском областном государственном архиве (далее ХОГА), материалов из архива научной части музея (1951-1990), архива музейных изданий и публикаций (1944-1999) и непосредственных впечатлений автора о музее и его деятельности в 1949-1970 годах.
  2. Под «базой» подразумевалась эвакуированная часть коллекции ГКГ (Г.Ф.)
  3.  ХОГА, Ф.№ Р-5029, оп.1, д.8 п.7
  4. Здесь и далее материалы ХОГА, Ф.№ Р-5029, оп.1, д.8, С.7-8.
  5. ХОГА, Ф.№ Р-5029, оп.1, д.22, С.3-4.
  6. ХОГА, Ф.2, Оп.2, д.405, л.25
  7. Профессор, кандидат искусствоведения А.З.Житницкий сейчас работает в Харьковской государственной академии культуры.

 Фисан Г.А.