ул. Жён Мироносиц, 11 т/ф +38 057 706 33 94
Пн, Ср, Чт, Пт, Сб, Вс - 10:00 - 17:40 Вт - выходной
Из истории художественной коллекции Харькова.

 

      Коллекция Харьковского художественного музея имеет долгую и достаточно сложную историю, пройдя на протяжении 190 лет много этапов в своем формировании и развитии, обогащении и, к сожалению, тяжелых утрат.

      В 1805 году в собственность Императорского Харьковского университета поступила коллекция графических произведений, принадлежавших Фридриху Аделунгу, в количестве 2477 работ, приобретенная у него годом раньше в Петербурге, основателем Харьковского университета В.Н.Каразиным[1].  

    Каразин – инициатор основания в Харькове университета, он же являлся и активным организатором осуществления этого проекта. В своем «Предначертании о Харьковском университете» он изложил культурную программу: «Учреждая в Харькове университет, В.Н.Каразин прекрасно сознавал, что он должен служить центром не только ученой деятельности края, но и способствовать в той или иной мере развитию в нем художеств и ремесел» [2].  Поэтому вполне закономерным было стремление Каразина заложить «фундамент» для осуществления своего замысла.      

     Приобретенное собрание гравюр предназначалось для рисовальных классов университета, однако, его художественная ценность превосходила значение учебного пособия. Наряду с эстампами известных итальянских, французских и немецких мастеров (в том числе гравюр Альбрехта Дюрера) в коллекцию Аделунга входили 59 оригинальных рисунков художников разных западноевропейских школ ХVI-ХVII веков. Каталог этого собрания подписан был известным археологом Келлером, хранителем Императорского кабинета эстампов и живописцем Лабунским, живописцем Кюгельхеном, профессором скульптуры академии художеств Прокофьевым и любителем искусств Цимсеном, которые оценили коллекцию свыше 5000 руб., и свидетельствовали, «… что это собрание весьма редкое и в особенности удобное служить к изучению истории гравировального искусства, и притом заключающее лучшие образцы величайших мастеров всех времен этого искусства» [3].  

     Собрание графических работ, приобретенное Каразиным, и есть та первая коллекция, с которой начинается история нашего музея. Большую часть коллекции составляли эстампы – прекрасные образцы гравировального искусства этого периода. По своему разностороннему составу и высокому художественному уровню эти произведения могли занять достойное место в графическом отделе любого музея. Вторая мировая война нанесла музейному собранию огромный урон, и этой коллекции сегодня в фондах нашего музея сохранилось лишь 48 листов.       

     Центральное место в коллекции занимают произведения великого немецкого художника эпохи Северного Возрождения Альбрехта Дюрера (1471-1528) – гравюры на дереве и металле. Среди них есть виртуозно выполненный заглавный лист к «Апокалипсису», известной работе мастера, состоявшей из 15 эстампов (все они были первоначально в коллекции Аделунга). Высоким мастерством исполнения отмечены также отдельные листы – «Мучения св. Екатерины», «Ведьмы», «Герб». Наиболее полно представлена серия гравюр «Жизнь Марии». Следуя евангельским сюжетам, художник ведет последовательный рассказ о самых значительных событиях в жизни Марии – матери Иисуса Христа. Следует остановиться на единственной работе, носящей светский характер – одной из прославленных работ мастера – гравюре «Прогулка». Изящные силуэты фигур кавалера и дамы, жесты рук, поворот каждой головы – все взаимосвязано, исполнено изысканности и самоутверждения. 

      К разделу гравюры относятся еще несколько интересных произведений. Это величественный панорамный пейзаж «Вид Рейна» нидерландского живописца и графика ХVI века Питера Брейгеля Старшего (1525/30-1569) и серия «Восточные типы» одного из выдающихся итальянских офортистов ХVII века Джованни Бенедетто Кастильоне, которым автор придает романтическую окраску.  Блестящей техникой свободного эскизного рисунка отмечены композиции на мифологические сюжеты крупнейшего неаполитанского мастера, представителя искусства барокко Луки Джордано (1632-1705) и знаменитого французского живописца ХVIII века Франсуа Буше (1703-1770). Высокое профессиональное мастерство присуще ряду портретных работ. К лучшим из них относится рисунок «Голова девочки» прославленного фламандского портретиста Антониса Ван Дейка (1599-1641).

       Настоятельная потребность в репродуцировании шедевров живописи привела к возникновению еще во времена Рафаэля и Дюрера своеобразного направления в графическом искусстве – репродукционной гравюры. Резцовой гравюрой «Суд Париса» (с рисунка Рафаэля) представлен итальянский мастер Маркантонио Раймонди (1480-1534), чьи листы ценились на уровне оригинальных эстампов.  Культурная акция В.Н.Каразина имела основополагающее значение для дальнейшего развития музейного дела на Харьковщине: приобретенная им для Университета коллекция – это первое в Украине художественное собрание, принадлежащее государственному учреждению, имевшее общественное значение.  

     В канун столетнего юбилея Харьковского университета профессор Е.К.Редин, делая исторический обзор, писал: «Музей изящных искусств и древностей совершенно правильно, согласно с документальными данными может вести свою историю с первых же  годов существования университета. Этот музей находит свою основу в учебно-вспомогательных учреждениях, которые получили, как и он, свой зародыш вместе с открытием университета. Мы имеем в виду: а) рисовальные классы, б) мюнц-кабинет, в) кабинет редкостей. Предметы рисовальных классов, как и некоторые специальные предметы мюнц-кабинета, послужили основанием отделения изящных искусств (музея – Г.Ф.), а монеты и медали мюнц-кабинета, равно и кабинета редкостей – основанием для отделения древностей» [4]. Кабинет редкостей комплектовался за счет отдельных частных пожертвований, а также в результате ряда экспедиций, организованных университетом «с целью изучения естественных богатств, древностей, выдающихся богатств края» [5].  Основание мюнц-кабинету (нумизматический кабинет) было положено еще в 1804 году: первый попечитель Харьковского учебного округа, граф С.И.Потоцкий передал в дар университету коллекцию монет (820 серебряных и 20 золотых). В последующие годы пополнение этого собрания происходило довольно активно, также за счет частных даров.

       Но вернемся к истории художественного собрания будущего музея, фундамент которого был заложен приобретенной Каразиным графической коллекцией. Его дальнейшее становление связано с деятельностью многих выдающихся представителей культуры Харькова и рядом щедрых пожертвований.  После введения в 1835 году нового университетского устава, который определял как обязательное учебно-вспомогательное учреждение при университете «Музей изящных искусств и древностей», с назначением на его содержание и пополнение 2000 рублей, формирование коллекции проходит более целенаправленно. «Около начала сороковых годов в университете явилась мысль об образовании кабинета изящных искусств», - пишет Чириков в своей «Записке» [6].  

     В 1839 году и начале 1840-х благодаря стараниям профессора классических языков и древностей А.К.Валицкого, который задумал образовать собрание «гипсовых снимков с оригиналов древнего мира» [7], были заказаны в Академии художеств гипсовые копии «в настоящую величину» с античных скульптур (Венеры Медицейской, Венеры Каллипигос, Меркурия, Боргезского бойца и др.). Во время транспортировки многие из этих скульптур пострадали, их пришлось реставрировать, а частично заказывать заново.

     Тогда же (между 1838-1840 гг.) были сделаны отдельные приобретения у частных лиц также гипсовых копий с античных памятников более позднего времени. Профессор Валицкий организовал выписку литографских альбомов известных картинных галерей: Мюнхенской Пинакотеки (1841), Дрезденской галереи (1843), древностей Геркуланума и Помпеи (1844). «Таким образом, уже в то время положено было хорошее начало собраниям кабинета изящных искусств. Каталог рисунков разных наименований и бюстов был напечатан тогда же в 1845 году» [8].  

     Однако подлинно музейное значение университетское собрание обрело благодаря пожертвованию в 1856-58 годах коллекции произведений итальянских мастеров ХVI-ХVIII веков (общим количеством 543 работы) бывшим воспитанником Университета Е.И.Бецким. Е.К.Редин оценивал это событие в истории музея однозначно: «Новая эра для музея наступила с 1855 г. – с начавшихся пожертвований И.Е.Бецкого, которыя, хотя предназначались собственно для рисовального класса, но по своему количеству и значению – еще до закрытия последняго, образовали действительно  музей изящных искусств, целую картинную в нем галерею» [9].

      Бецкий и его коллекция заслуживают более подробного рассказа.  Имя Ивана Егоровича Бецкого (1818-1890) становится известным в начале сороковых годов прошлого столетия благодаря его литературно-просветительной деятельности. Он прославился как издатель литературно-исторического альманаха «Молодик», вышедшего в 1842-43 годах в четырех книгах. Наряду с публикациями поэтических произведений Т.Г.Шевченко, А.С.Пушкина,  М.Ю.Лермонтова, А.А.Фета, П.А.Вяземского, А.А.Дельвига, прозы Г.Ф.Квитки-Основьяненко в альманахе печатались украинские народные песни и сказки, статьи по истории украинской этнографии и фольклора.  Окончив в 1842 году Харьковский университет, Бецкий поступает на службу в Харьковское депутатское собрание, где оставался до 1845 года, с 1849 года Бецкий состоит на службе в канцелярии московского губернатора чиновником для особых поручений. Вскоре он выходит в отставку в чине коллежского секретаря.

     Еще раньше в 1836-44 годах Бецкий, желая познакомиться с памятниками искусства Западной Европы, совершает ряд поездок по городам Германии, Италии, Франции. Это, очевидно, во многом определило его дальнейшие действия. После ухода в отставку он решает полностью посвятить себя изучению памятников изобразительного искусства прошлых веков, в частности искусства Италии, давшей миру непревзойденные классические образцы. Местом жительства на долгое время Бецкий выбрал Флоренцию, что было необходимо и для поправки его слабого здоровья.  

     Изучение памятников искусства и старины, как показала вся его неустанная деятельность, было лишь подготовкой для достижения главной цели жизни – собирания художественной коллекции для пожертвования ее Харьковскому университету.  «Живя в Италии, Бецкий, как просвещенный человек, естественно интересовался памятниками искусства, знакомился с ними, и в этой сфере искусства, которою окружен был там, он вспоминал о своей родине, о родном университете, приобщившим его к просвещению и искусству. Зная о том, что при университете имеются рисовальные классы, играющие роль небольшой местной академии художеств, и зная, как бедно обставлена эта академия учебно-вспомогательными средствами, он решает помочь университету своими знаниями и средствами. Имея в виду именно процветание при нем указанных классов, как единственного учреждения для распространения художественного образования, он начинает собирать для него картины художников итальянских школ» [10].  

     Архивными материалами, связанными с И.Е.Бецким, мы, к сожалению, на сегодняшний день не располагаем. О его деятельности и о нем самом, как о человеке, можно составить представление на основании высказываний его современников, в первую очередь Е.К.Редина и Г.С.Чирикова, о которых шла речь выше, а также по опубликованным ими письмам Бецкого.  Перед нами вырисовывается личность человека – образованного, интеллигентного, очень деликатного и скромного, бесконечно преданного своему делу. Он не пытался преувеличить значение своих пожертвований, но свято верил, что и то малое, им сделанное, принесет пользу и Университету, и родному краю.  В письме Харьковскому университету от 3-го июня 1858 года Бецкий дает достаточно объективную оценку своему собранию: «Как бы то ни было, нельзя усомниться в том, что 1) сии картины писаны в Италии, большею частию; 2) что некоторые действительно оригинальны; 3) что буде оне не все замечательны, как произведения чистого искусства, то, по крайней мере, они имеют ценность как древности, ибо большею частью писались 200 лет назад, если не более. Сколько мне кажется, сие собрание может иметь интерес, как образчик священной западной живописи» [11].  

     Формируя свою коллекцию, Бецкий отдавал предпочтение портретам, этюдам голов и эскизам композиций, считая именно такие работы наиболее нужными в учебном процессе. В письме Совету Университета от 12 сентября 1855 года Бецкий писал: «Находившись по болезни за границей, я в протяжении трех лет, в числе прочих занятий, успел собрать более 100 произведений живописи, относящихся к ХVI-ХVII векам, между которыми нет ни одной копии, и носящих на себе печать той или иной школы, к которой относится каждое» [12].  

     Свои пожертвования Бецкий, пользуясь оказиями, пересылал Харьковскому университету: в 1856-57 годах – 170 живописных работ, а в 1858 году еще 373 картины. Рисовальные классы, которым предназначались дары Бецкого, вскоре, в 1859 г., были упразднены. «Однако они (картины – Г.Ф.)  по справедливости заняли место в картинной галерее или музее изящных искусств, образовавшемся именно благодаря этим пожертвованиям» [13].  Поначалу наиболее достойные из этих картин (в количестве 170 экспонатов) были размещены в Рисовальном зале Университета, о чем сообщает Бецкому устроитель этой экспозиции профессор, член Совета Императорского Харьковского университета Матвей Николаевич Протопопов в письме от 19 июня 1857 г.: «С самого получения Ваших картин здесь Совет университета поручил мне устроить из них галерею и, кажется, я успел в этом, так что в ней с удовольствием я вижу как бы образчик европейских галерей».  В 1858 году был издан «Каталог картинам разных итальянских школ, преимущественно ХVI-ХVII столетий, собранных во Флоренции и принесенных в дар Императорскому Харьковскому университету членом-корреспондентом онаго, коллежским секретарем И.Е.Бецким в 1857 году».

      Благотворительная деятельность Бецкого продолжалась все последующие годы. Между 1868-1880 годами в университет поступают его дары: старинные гравюры и ценные книги по гравировальному искусству, монографии о художниках, фундаментальные труды по истории искусства и иллюстрированные альбомы.  Как известно, Музей изящных искусств и древностей был открыт для широкой публики в 1861 году и коллекция И.Е.Бецкого занимала в его экспозиции почетное место. Впоследствии его фонды, в том числе и коллекция Бецкого, перешли в Государственную картинную галерею в Харькове (1934), многие из этих произведений были представлены в экспозиции галереи, о чем свидетельствует «Путеводитель», изданный в июне 1941 года.

      Дальнейшая история коллекции Бецкого так же трагична, как и всего музейного собрания Харькова. В настоящее время наш музей, наследовавший фонды картинной галереи, располагает только десятью живописными произведениями из этой коллекции. Судьба остальных, остававшихся во время оккупации в Харькове, неизвестна [14].

     Все сохранившиеся работы из коллекции И.Е.Бецкого презентованы на юбилейной выставке, среди них девять произведений итальянских художников.

     Флорентийский живописец Фурини (1603-1646), испытавший влияние академического искусства, в частности его ведущего мастера Гвидо Рени, представлен двумя работами. Популярный сюжет из христианской мифологии о св.Себастьяне [15] изображен художником достаточно традиционно: пластическая идеализация образа св.Себастьяна сочетается со светотеневыми контрастами, подчеркивающими драматизм сцены. Более непосредственный и свободный по живописи этюд «Голова девушки в чалме».  

     Другим мастером флорентийской школы является Ливио Мехус (1630-1691). Его картина «Распятие» долгое время считалась работой художника круга Аллесандро Маньяско. В 1984-86 годах это полотно было передано на выставку в Государственный музей изобразительных искусств им.А.С.Пушкина в Москве. После тщательного изучения стилистических особенностей картины ведущим специалистом этого музея по итальянскому искусству В.Э.Марковой, автором был, предположительно, определен Ливио Мехус. Композиция картины, ее художественное решение, манера письма действительно во многом несут черты северо-итальянской школы живописи, с присущей ей репрезентативностью и торжественно-драматической характеристикой персонажей.

     Ряд полотен принадлежит мастерам Римской школы ХVII века. В их числе Андреа Сакки (1599-1661) – живописец, испытавший влияние художников высокого Возрождения, в частности, Рафаэля, признанный мастер фресковой живописи, автор больших многофигурных композиций на религиозные сюжеты. Принадлежащий его кисти эскиз росписи «Прославление Христа-Вседержителя» - достаточно убедительный пример его мастерства композитора и колориста: все уравновешенно и гармонично, объединено светлой мягкой цветовой гаммой. Следует отметить его уменье всю многофигурную сцену представить в сложном ракурсе, при точке зрения снизу (очевидно, это эскиз росписи плафона или верхней части стены-люнета).

     Известным мастером этой же школы был Пьетро де Кортона (1596-1669), представитель искусства барокко. Подчеркнутая экспрессия движений, контрастное сопоставление групп людей в центре и по сторонам, широкая свободная живописная манера характеризуют его эскиз «Мучения св.Лаврентия». Сюжет эскиза – христианская легенда: св.Лаврентий – диакон христианской церкви, отказавшийся отдать в Римскую императорскую казну доверенное ему церковное имущество; был казнен в 258 г. н.э., по одной из версий – сожжен на раскаленной железной решетке. Небольшая по размеру работа привлекает внимание красотой колорита и ритмической динамикой.

    Одним из лучших экспонатов в разделе итальянского искусства по праву считается произведение выдающегося болонского мастера конца ХVII –                первой половины ХVIII века Мария Джузеппе Креспи (1665-1747) – «Голова старика». Творчество Креспи – яркое явление в итальянском искусстве этого периода. Оно достаточно неоднозначно и представляет результат определенной творческой эволюции от статичных умозрительных канонов академизма к свободной эмоциональной трактовке окружающего мира. Это, несомненно, объясняется большим влиянием на художника искусства Караваджо и Рембрандта. «Голова старика», предположительно, этюд к картине. С присущей ему глубиной психологической характеристики Креспи сумел выразить экспрессию, взволнованность и внутреннюю трепетность образа. Этому способствуют и обобщенная широкая манера письма, и сдержанность цветовой палитры, и живописные контрасты.  

   Определенный интерес представляет «Портрет старика» работы неизвестного художника круга знаменитого испанского живописца Хосе Риберы. В стилистике портрета достаточно отчетливо прослеживаются черты, присущие творчеству этого мастера: строгость и сдержанная суровость образного и колористического решения.  

    Завершая обзор коллекции И.Е.Бецкого, следует еще раз обратиться к высказываниям его современников, которые видели и знали это живописное собрание в полном объеме, и могли оценить по достоинству. «…Пожертвования Бецкого сыграли и играют роль, принося должную пользу и память о нем, о его благой деятельности на пользу родного университета, а вместе с тем – и края, – не должны быть забыты; имя его будет внесено именно с доброй памятью в летопись нашего университета» [16].  «Таким образом, Музей изящных искусств приобрел в 1861 году для местного края особенное значение научно-просветительного учреждения, могущего способствовать и несомненно способствующего развитию художественных вкусов, и сообщению наглядно на памятниках некоторых сведений о развитии искусства.  Это значение немаловажное, если принять во внимание, что в Харькове, являющимся культурным центром для обширного района, не было никаких галерей, музеев, и университетский музей долго (до открытия городского музея) являлся единственной сокровищницей изящного искусства, доступной для обозрения ея публикой» [17].  

     После 1861 года происходят значительные изменения в организации структуры музея и его деятельности. До 1859 года рисовальными классами и образовавшимся позднее кабинетом изящных искусств заведовали художники, преподаватели искусств в университете. В 1861 году музей (получивший свой статус официально) переходит в ведение историко-филологического факультета, «профессора которого по свободному назначению принимали на себя заботу попечения о нем» [18].

    По новому университетскому уставу 1863 года на этом факультете создается особая кафедра истории и теории искусств, под «эгиду» которой переходит Музей изящных искусств и древностей. Назначается ежегодная денежная сумма (1000 р.) для новых приобретений, вводится должность заведующего музеем. На протяжении последующих 30 лет музеем заведовали ряд профессоров университета. Среди них особо следует отметить А.А.Потебню и Е.К.Редина. При А.А.Потебне происходят наиболее значительные  пополнения музея, о которых речь пойдет дальше. При нем должность хранителя музея занимает с 1872 г. Г.С.Чириков, «работавший неустанно и с истинной любовью и выдающейся энергией в течение 9 лет – до постигшей его в 1881 г. тяжелой болезни, сведшей его в могилу» [19].

      Тогда же была сделана, в основном, научная каталогизация собрания МИИ, составлены и напечатаны три выпуска «Указателей» (1870, 1877, 1883), подготовленные Г.С.Чириковым, которые являются единственным опубликованным, достаточно профессиональным описанием коллекции Музея изящных искусств. Потебня приложил немало усилий, и не безуспешно, для сохранения «суверенитета» университетского музея, когда стал вопрос о «вхождении» его коллекций в будущий городской музей.

     Деятельность Е.К.Редина, историка искусства, исследователя и организатора, направленная на дальнейшее процветание музея, заслуживает самой высокой оценки. Сделанные им глубокие и обширные исследования по истории коллекции музея начиная с 1805 года, и сейчас являются главным ценнейшим источником при изучении этого вопроса.

---------------------------------------------------

  1. Василий Назарович КАРАЗИН (1773-1842) – украинский ученый, изобретатель, просветитель, общественный деятель. Автор более 60-ти печатных трудов по климатологии, селекции, агрономии, метрологии, конструированию сельскохозяйственных машин и др. Почетный член Харьковского университета (с 1811). Начиная свою деятельность в Петербурге, Каразин, при благосклонном отношении императора Александра, полностью посвятил себя делу развития просвещения в России: ему принадлежала идея создания Министерства народного образования, им же были разработаны проекты университетских уставов
  2. Редин Е.К. Музей изящных искусств и древностей Императорского Харьковского университета: К истории университета/Е.К.Редин. – Х.: 1904. –Сс.43. Далее – Редин.
  3. Чириков Г.С. Записка о происхождении и составе Музея изящных искусств при Императорском Харьковском университете/Г.С.Чириков. – Х.: 1877, часть II. -Сс.231. Далее – Чириков. Григорий Сергеевич Чириков (1835-1881), сын художника С.П.Чирикова, учителя рисования; окончилХарьковский университет, преподавал естественные науки, затем работал помощником библиотекаря у-та. С 1872-го и до конца жизни – хранитель Музея изящных искусств Императорского Харьковского университета.
  4. Редин,С.43.
  5. Редин, С.48.
  6. Чириков, С.233.
  7. Чириков, С.233.
  8. Чириков, С.234.
  9. Редин, С.54.
  10. Редин. Е.К. «И.Е.Бецкий и музей изящных искусств и древностей Харьковского Университета». Харьков, 1901, С.6. Далее – Редин «Бецкий».
  11. Редин «Бецкий» – там же.
  12. Редин «Бецкий» – там же.
  13. Редин «Бецкий» – там же.
  14. Возможно, что какая-то часть коллекции или отдельные произведения были переданы в другие музейные учреждения в порядке обмена между 1920 и 1934 годами. Но документальных подтверждений этомунет (Г.Ф.).
  15. Римский воин Себастьян за свою приверженность к христианству был подвергнут пытке: римские легионеры, привязав Себастьяна к дереву, стреляли в него из лука.
  16. Редин, С.23.
  17. Редин, С.68-69.
  18. Чириков, С.239.
  19. Редин, С.96.

                                                                                            Фисан Г.А.